Взаимосвязь конституции, адаптации и продуктивности свиньи

Содержание статьи:

Организм свиньи — очень сложная биологическая конструкция, в которой все внутренние системы четко интегрированы между со­бой, в совокупности соответствуют внешнему строению и общим размерам тела. Однако животное существует не само по себе, а нахо­дится «в постоянном контакте» с внешними условиями. Связь особи со средой неразрывна, состояние биосистемы «организм — среда» определяется обеими ее составляющими. Но только человек спосо­бен изменять условия жизни в сторону их максимального соответст­вия природе человека, а все виды высших животных, в том числе и свиньи, могут лишь приспосабливаться к новым условиям жизни через изменение своей биологии, а в историческом, эволюционном плане — через изменение своей наследственности. Кроме того, до­машних животных человек разводит исключительно для удовлетво­рения своих нужд. Поэтому вопрос о соотношении биологических и продуктивных возможностей свиней имеет большое практическое значение. Эта проблема имеет эволюционно-историческое и энер­гетическое обоснование.

Эволюционно-исторический метод

В соответствии с основным био­генетическим законом Геккеля — Мюллера — Северцова каждая особь в своем онтогенезе повторяет микроэволюцию своего вида. При этом наиболее ранние этапы эволюции спрессованы в коротком отрезке он­тогенеза — в стадии зародыша и раннего плода, более поздние пород­но-типовые признаки формируются в стадии плода и занимают более продолжительный отрезок онтогенеза. Линейно-групповые признаки формируются как до, так и после рождения. Наконец, наиболее ла­бильные признаки особи, возникающие в результате взаимодействия генотипа со средой, формируются в процессе всей жизни особи, и да­леко не все из них передаются потомству.

Таким образом, в каждой нормально развитой особи можно поми­мо специфических выделить также признаки конституции и фенотипа, общие для сообществ свиней разных уровней: первый — вид, экологи­ческий тип; второй — локальная порода, популяция; третий — родст­венные группы, линии; четвертый — особь. Это положение позволяет конкретно говорить о связи конституции с адаптацией и продуктив­ностью.

По мере формирования в онтогенезе морфофизиоло­гических структур непосредственную регуляцию адаптации организма осуществляет конституция животного в форме адаптационной способ­ности (АС), а роль посредника между животным и средой выполняет нервно-гуморальная система. Она осуществляет мягкое реагирование через изменение обмена веществ и энергии. Но первичное реагирова­ние на резкие нарушения условий жизни, тем более на стресс-факто- РЫ, осуществляет ЦНС путем поведенческих реакций.Приведенная схема позволяет проследить связь конституции раз­ных биосистем (от особи до вида) и индивидуальных конституцио­нальных свойств или признаков (в зависимости от их возникновения на стадиях онтогенеза) с адаптацией и продуктивностью.

В медицине и ветеринарии клинические показатели особи сравни­ваются с нормой, имеющей определенный диапазон. Наиболее под­вижной, лабильной системой являются морфологические и биохими­ческие показатели крови, они характеризуют состояние организма и его конституции на данный момент. Само по себе изменение какого-то показателя еще не говорит об изменении конституции; только при существенных и устойчивых изменениях, затрагивающих всю внутреннюю организацию и гомеостаз особи, наступают конституциональные изменения, проявляющиеся в ухудшении здоровья.

Показатели адаптации свиней

Здоровье — наиболее важный и объективный показатель адапта­ции как проявления конституции через адаптационную способность. При групповом содержании к усредненным показателям добавляют­ся новые, присущие только этой группе формы реагирования, прояв­ляющиеся в специфическом поведении и обусловленные ее социаль­ным составом.

На уровне особи связь конституции и адаптации с продуктивными признаками может изменяться от нулевой до линейной в зависимо­сти от продуктивного потенциала и степени отселекционированности по продуктивности в ряде поколений.

На уровне линий конституцию свиней характеризуют свойства, определяющие тип телосложения со специфическими особенностями обмена веществ, стресс-чувствительности и т. п. Формирование этих свойств проходит под сильным влиянием среды. Связь типа с продуктивными качествами проявляется в стабильных условиях на группо­вом уровне. Любые неформальные линии — заводские, гибридные, и тем более инбредные, характеризуются не только однотипностью телосложения, но также определенным уровнем и направлением продук­тивности, причем эти свойства генетически закреплены и достаточно стойко передаются по наследству в специфических оптимальных усло­виях хозяйства. Специализация линий только по продуктивности без укрепления конституциональных свойств делает эти группы формальными, несмотря на насыщенность родословной выдающимися пред­ками. Это связано с тем, что при изменении условий, например при переводе перспективно ценных животных в другие условия, они не проявляют своих потенциальных качеств.

На уровне локальных (разводимых в узком ареале) пород и популя­ций — изолированных племенных стад, используемых на протяже­нии многих поколений в специфических природно-климатических условиях с соответствующей технологией производства, характерна достаточно хорошая приспособленность к местным условиям. Соот­ветственно у них формируется определенный тип обмена веществ и энергии, в частности — относительно высокая приспособленность к определенному типу кормления. Для этих сообществ характерны общие для всех типичных свиней признаки, проявляющиеся во вто­рой половине внутриутробного развития особей и достаточно хорошо коррелирующие с мясностью, основными экстерьерными и рядом интерьерных особенностей, по которым одни породы четко отлича­ются от других.

На видовом уровне, или на уровне породных экотипов, четко выра­жены те признаки и свойства, которые формируются на самых ран­них стадиях эмбриогенеза (в основном до 50-го дня развития плода) и по которым свинья отличается от всех других видов. Стабильность этих свойств гарантируется генотипом и естественным отбором, они обеспечивают проявление в оптимальных условиях таких видовых признаков, как многоплодие, всеядность, способность к эффектив­ному использованию кормов при относительно плохой адаптацион­ной способности к сильно изменяющимся условиям среды.

Таким образом, наиболее общие особенности сообществ разного уровня находят свое отражение в специфическом проявлении как ис­торического онтогенеза, микро эволюции свиней, так и в индивидуальном развитии. На уровне особи ко всем групповым свойствам и признакам конституции и адаптации добавляются индивидуальные особенности, которые проявляются как случайные взаимодействия индивидуального генотипа с конкретной средой.

Конституциональ­ные свойства свиньи

Породы или отдельные популяции свиней существуют потому, что большинство породных животных обладает конституциональ­ными свойствами, способствующими разведению в определенных условиях, особенно природно-климатических. Помимо обязатель­ных видовых, породные свиньи обладают специфическими показа­телями обмена веществ и породными признаками, непосредственно связанными с конституциональным типом — размерами и массой тела во взрослом состоянии в оптимальных условиях, телосложени­ем, а при стабильном типе и уровне кормления и качеством туш в конце откорма.

Каждая особь конкретной породы или популяции обладает всеми названными свойствами, хотя изменчивость большинства показате­лей достаточно высока. Тем самым между продуктивными, конституциональными и адаптационными качествами в породах имеются свои, специфические корреляции, а сами породы — это результат не Только целенаправленной работы, но и естественных, природных Факторов развития.

Родственные группы, неформальные заводские линии в отношении основных фенотипических признаков довольно гомозиготны по своей генной структуре. Для них характерен достаточно одинако­вый тип телосложения, т.е. большинство морфофизиологических свойств. Отсюда вытекает тесная связь типа с адаптацией. Отобран­ные как адаптивные типы, животные в одних и тех же условиях могут сильно различаться по уровню и направлению продуктивности. И на­оборот, при отборе в линию по формальным признакам, включая происхождение (без учета основных конституциональных свойств), проявляется высокая изменчивость свиней в группах даже в анало­гичных условиях содержания, но по продуктивности свиньи могут быть однотипными.

На уровне особи конституция строго индивидуальна, как и ее ге­нотип. От качества конституции зависит жизнеспособность этой осо­би, а уровень и тип мясной продуктивности свиней обусловлены не только средой, но и степенью отселекционированности данной особи по продуктивности. Индивидуальные особенности конституции про­являются всегда как случайные взаимодействия генотипа с конкрет­ной, к тому же непостоянной средой. Адаптационная способность оп­ределяется исключительно факторами конституциональной крепости; при скученном содержании и плохом кормлении преимущества получают животные, стоящие на верхних ступенях иерархической лест­ницы. Однако в таких условиях взаимосвязи свиней разных уровней социального положения резко нарушаются и ведут к общему сладу показателей наиболее важных хозяйственно-биологических свойств.

Конституциональные признаки видового и породно-популяцион­ного уровней, в том числе показатели крови, включая биохимиче­ские, группы крови и прочие, позволяют прогнозировать не только мясную и частично откормочную продуктивность, но и степень адап­тации особи или группы в конкретных условиях.

Преимущество промышленных технологий перед традиционны­ми даже в условиях крупного производства состоит в том, что в пер­вых предусматривается в качестве обязательного условия оптимиза­ция среды и ее унификация для всех свиней применительно к их среднему физиологическому состоянию или продуктивности. Такие параметры исключают или значительно снижают специфические способности или потребности отдельных животных, и они становят­ся жертвами технологического или искусственного отбора. Это один из наиболее существенных недостатков промышленных комплек­сов, но он нивелируется очевидными техническими и экономиче­скими преимуществами. Создание приспособленных к таким усло­виям типов свиней возможно только при жесткой браковке большо­го числа свиней, не соответствующих производственному стандарту.

Адаптационная способность свиньей

Адаптационная способность определяется фактором конституцио­нальной крепости. В условиях скученного содержания и несбаланси­рованного или недостаточного кормления свиньи теряют многие из эволюционно обусловленных форм реагирования (безусловных реф­лексов), не приобретая новых, жизненно важных для нормального реа­гирования условных рефлексов.

Любое сообщество животных обладает определенными, общими для всех особей качествами. Виды включают в себя любые генотипы с разной адаптационной способностью. Поэтому на видовом уровне связь конституции с адаптацией выражена слабо или совсем отсутству­ет, что применительно к свиньям свидетельствует о том, что видовые признаки конституции, характерные для любых животных (где бы они ни находились и как бы они ни были получены), ответственны только за развитие наиболее существенных свойств особи, имеют фундаментальный характер и сильно контролируются генотипом. Даже неболь­шие отклонения генетического кода в отношении этих видовых при­знаков (мутации) отметаются естественным отбором. В то же время качество этих признаков определяет характер развития будущих про­дуктивных признаков, особенно скороспелости и репродукции.

Если бы видовые признаки конституции были сильно связаны с адаптацией, то в силу своей высокой генетической запрограммиро­ванности свинья сразу после рождения была бы обречена нормально существовать только в строго определенных условиях, в которых жили ее далекие и близкие предки. Иначе говоря, биологическая ниша сви­ней как вида была бы настолько узка, что вид не мог бы конкуриро­вать с другими видами животных не только в естественных, но и в искусственных, производственных условиях.

В то же время видовые признаки имеют довольно устойчивые и относительно мало изменяемые в онтогенезе показатели. Поэтому для селекции имеет значение отбор особей с сильным отклонением этих показателей от нормы вида, а породно-популяционные (физиологические и биохимические) признаки более лабильны, в их формирова­нии роль среды, в том числе и естественного отбора, весьма значи­тельна. Это приводит к частым нарушениям формы и функции и, как следствие, адаптационной способности.

Признаки третьего ряда (типы телосложения) — в основном про­дукт селекции. Степень дифференциации типов внутри стада или по­роды определяет уровень адаптации и продуктивности, поэтому имен­но на этом уровне использования в селекции конституциональных признаков наиболее отчетливо проявляется антагонизм между адапта­цией и уровнем продуктивности. Инбредные линии свиней недолго­вечны, так как в каждом последующем поколении антагонизм возрас­тает с быстротой, которая сводит на нет селекционные достижения в связи с полной утратой жизнеспособности животными.

Биоэнергетический аспект адаптации. Равновесие биосистемы «ор­ганизм — среда» представляет собой энергетический обмен между ними. Среда оказывает непосредственное климатическое и микрокли­матическое воздействие на организм. Поступающие в него вода и кор­ма несут в себе экзогенную энергию, которая в результате обменных процессов преобразуется в эндогенную. Благодаря этому в организме поддерживается постоянная внутренняя температура даже при усло­вии выделения огромного количества энергии вовне. Происходящие в клетках преобразования также требуют энергетических затрат.

Таким образом, любой организм представляет собой как бы котел, в котором необходимо поддерживать постоянную температуру. Объем этого котла различен в зависимости от величины животного, его физиологического состояния, возраста и особенно уровня и типа продуктивности. Обеспечить его нормальную работу — значит создать и поддерживать нормальное состояние адаптивного гомеостаза орга­низма в конкретной среде обитания.

Уровень продуктивности свиней

В привычных естественных условиях дикое животное находится в равновесии со средой обитания, компенсируя дополнительные за­траты энергии на обычные физиологические функции, в том числе на размножение, за счет дополнительного потребления корма или рас­ходуя созданные в теле запасы энергии в виде жира, а при его нехватке и мышечного белка. В этом проявляется давление естественного отбора. Дикое животное производит только один вид продукции — потомство в строгом соответствии с наличием корма и жизненного пространства.

Домашние животные дают разнообразную продукцию, измеряе­мую уровнем продуктивности. Этот показатель не характерен для диких животных, так как их продукция (приплод, туша, шкура, ще­тина и др.) имеет строго определенное назначение и является биолоогически целесообразной и просто необходимой для нормального су­ществования. Любое сельскохозяйственное животное отличается от дикого сородича тем, что оно производит того или иного вида про­дукции намного больше и часто совсем иного качества, чем нужно для обеспечения нормальной жизнедеятельности в естественных ус­ловиях. Домашняя свинья, которую разводят исключительно на мясо и сало, производит потомства несравненно больше, чем нужно для простого воспроизводства, но не столько за счет многоплодия, сколь­ко за счет дополнительных опоросов. Все остальные виды продуктив­ности, в том числе и скороспелость, есть только способ получения ос­новной продукции.

Таким образом, дополнительная мясная продукция — это та часть общей массы туши, которая получена сверх биологически целесооб­разного количества. При этом надо учитывать, что домашняя свинья в оптимальных для нее условиях примерно вдвое тяжелее, чем дикая в естественных условиях. Избыток массы туши получен в основном за счет мягких, съедобных тканей, в то время как различия в массе костя­ка относительно невелики. Это обусловлено разными способами суще­ствования.

С увеличением массы тела растет и потребность в поддерживающем корме, но в расчете на единицу массы эта потребность уменьшается. На этот показатель влияют также состав туши, возраст животного при одной и той же массе. Вся дополнительная продукция получена за счет энергии и питательных веществ продуктивной части корма. Однако поддержание жизнедеятельности заключается не только в удержании достигнутой массы и состава туши. Не меньшие затраты энергии идут на поддержание постоянной температуры тела и адаптивного гомеостаза.

Следовательно, для нормального существования требуется под­держивающей энергии значительно больше, чем для самосохранения в состоянии покоя. Это — биологически необходимая потребность в энергии, получаемой с кормом и водой. Можно принять эти сово­купные затраты как затраты на формирование конституции и адапта­ции. Оба компонента биосистемы в нормальных условиях развивают­ся в соответствии с генетическим кодом, скорректированным полом и возрастом. Они представляют собой биологически целесообразную часть, сюда же входит часть продукции свиньи (ее туши) как морфологической составной конституции.

Конституция и ее основное свойство — адаптационная способ­ность — отличаются высокой стабильностью в стадах, где не ведется селекция по этим важнейшим признакам. Это обусловлено их назначением — обеспечивать способность к существованию в из­меняющихся условиях. И только при резком и длительном измене­нии среды обитания под влиянием естественного отбора происходит изменение конституции. И тогда животное сохраняется, только если эти изменения положительные, иначе оно выбывает из стада, а если и остается, то его вклад в генофонд стада уменьшается в связи с ухуд­шением или прекращением воспроизводительных функций.

Продуктивные признаки свиней можно разделить на три группы, различающиеся по своей природе и назначению:

  • мясные, в своем индивидуальном проявлении сильно зависят от генотипа, тесно связаны со скороспелостью и оплатой корма;
  • откормочные, определяются как аддитивными, так и неадди­тивными генами, в фенотипическом проявлении доля генотипа по сравнению с мясными признаками невелика. В молодом возрасте на эти признаки расходуется значительная часть продуктивного корма;
  • воспроизводительные, имеют низкий показатель наследуемости, т.е. применительно к особи в еще меньшей степени зависят от геноти­па. Показатели многоплодия мало отличаются у разных пород, в том числе и примитивных. Но в связи с тем что при интенсивных техноло­гиях свиноматка практически круглый год находится в супоросном или лактируюшем состоянии, затраты энергии на нее велики. Хряки также используются достаточно интенсивно — практически всю свою жизнь: на спермопродукцию также затрачивается много энергии.

Перечисленные показатели продуктивности как излишки биологи­чески необходимого оптимума являются результатом длительной се­лекции и потребовали для реализации создания соответствующих ус­ловий кормления и содержания. Всю цепь продуктивных признаков можно считать приобретенной и биологически нецелесообразной, в то время как цепь конституциональных и адаптивных признаков и свойств обусловлена длительной эволюцией в условиях доместикации, а поэтому биологически необходима и целесообразна. Но в основе обеих биологических ветвей признаков лежит наследственность как фактор преемственности поколений.

Раздвоение биологии свиньи на две относительно самостоятельные ветви признаков («генотип — конституция — адаптация»; «генотип — продуктивность») произошло на стадии выведения пород и ускорилось в условиях интенсификации селекционного и технологического про­цессов. Условное пространство между этими ветвями признаков мож­но считать биополем, суть которого в энергетической напряженности связей между ними. Выразить их можно через корреляции между от­дельными конституциональными и продуктивными признаками, че­рез напряженность обмена веществ, затраты кормовой энергии на еди­ницу любой продукции (свинина, приплод).

Пример. Две свиноматки в соседних станках вырастили до трехнедельного возраста по 9 поросят с одинаковым гнездом — по 50 кг. Одна свиноматка по­теряла при этом 10 кг, вторая — только 5 кг массы («сдаивание» тела). В расче­те на одного поросенка эти потери составили 1,1 и 0,55 кг соответственно. Различия — в индивидуальных особенностях обмена веществ у маток и свя­заны с их разной конституцией. Предпочтительнее вторая матка, так как при всех равных условиях она будет более продуктивной к моменту отъема поро­сят, в какие бы сроки он ни проводился.

Биополе выражает напряженность биологических процессов в хо­де индивидуального развития. Его размер — это энергетиче­ская напряженность биохимических процессов в организме живот­ного, отражающая уровень взаимосвязей и интеграции между ветвя­ми биополя особи или группы животных. Чем меньше это поле, тем выше его напряженность, сильнее связь между признаками, надеж­нее биосистема, выше продуктивность в постоянных условиях среды.

Потенциал биополя определяется качеством конституции, средой и уровнем отселекционированности особи и целой популяции по комплексу продуктивных признаков, достигаемых при целенаправленном длительном отборе.

Генотип дикой, или примитивной, особи предполагает отсутствие биополя, у заводской свиньи уже в утробный период это поле реально существует, так как к моменту рождения поросята отличаются не толь­ко врожденными конституциональными особенностями, но и задатка­ми будущей скороспелости и мясности. Заметную величину биополе приобретает только в период полового созревания, совпадающего по срокам с максимальной скоростью роста, и стабилизируется по мере формирования основных индивидуальных качеств, в том числе адап­тивного свойства.

Формирование конституции и адаптивного свойства — важней­шая часть онтогенеза. Среда в пределах сохранения адаптивного го­меостаза способствует реализации генетического потенциала, фор­мированию нормальной адаптации. Однако экстремальные условия или кратковременные сильные изменения воздействуют на конститу­цию и поведение животных настолько сильно и часто непредсказуе­мо, что это влияние проявляется в форме естественного отбора. Его давление может проявиться в мягкой форме, прежде всего в сниже­нии продуктивности, а при более сильном проявлении — в форме за­болевания и нарушения жизненных функций, в том числе и воспро­изводительных.

В оптимальных условиях содержания первая ветвь биологии сви­ньи «генотип — конституция — адаптация» до последнего времени не является объектом селекции, отбор по конституциональным и адап­тивным признакам проводится по принципу выбраковки минус-ва­риантов. Следовательно, ее направление и место достаточно постоян­но, ветвь является стабилизирующим элементом жизнедеятельности.

Вторая ветвь — «генотип — продуктивность» — наиболее подвиж­ная и изменяемая часть биологии свиньи, но весьма различающаяся по степени защиты: сильно защищенная в отношении морфологических показателей и мясности — сальности, менее защищенная по откор­мочной продуктивности, а по группе воспроизводительных качеств просто копирующая изменения первой ветви. Чем сильнее защищена Фуппа признаков от средовых влияний, тем выше доля изменчиво­сти, обусловленной генотипом особи, т.е. выше наследуемость при­знаков. Но обеспечить защиту конституция способна только в той доле продуктивных признаков, которые биологически целесообраз­ны или даже необходимы. Другие показатели (собственно продуктив­ность) защищаются адаптационной способностью.

Участок ветви, занятый мясными качествами, слит с участком, занятым конституцией, лишь частично, поэтому даже относительно небольшое отклонение нарушает обычный уровень и направление связей. В итоге биополе разрушается и вся биосистема выходит из со­стояния нормы.

Участок ветви, занятый откормочными качествами, сравнительно мало зависит от конституции и адаптации, безвредный диапазон коле­баний довольно высок, поэтому показатели способны к значительно­му селекционному и безвредному для организма улучшению. При этом природа скороспелости как производного от скорости роста в молодом возрасте отличается от природы показателя оплаты корма, что под­тверждается данными ряда исследователей. Корреляция «скороспе­лость — оплата корма» колеблется в пределах от 0 до +0,77. Генотип со­временной свиньи позволяет получать до 1 364 г суточного прироста и достигать массы 92 кг в возрасте 150 дней, затрачивая на 1 кг прибавле­ния чуть более 2 кг сухого корма. Достичь таких показателей можно лишь в комфортных условиях среды от выдающихся генотипов.

Нижний порог безвредной скорости роста достаточно четко выра­жен: он составляет для поросят-сосунов 100 г/сут, для отъемышей — 200 и для молодняка на откорме — 300 г/сут. Более низкие показатели свидетельствуют о болезненном состоянии свиней и прямом давле­нии естественного отбора.

Следовательно, биополе на этом участке достаточно широкое, свя­зи ветвей постоянно слабые и потому неопределенные. Заметнее вы­ражен левый фланг, примыкающий к участку показателей мясной продуктивности: скороспелость и оплата корма тесно связаны с на­растанием и структурой массы тела, а последние строго контролиру­ются показателями первой ветви.

Третий участок представлен показателями репродукции маток и хряков. Слабый контроль со стороны генотипа имеет обоснование — эти показатели напрямую связаны с общим состоянием животно­го, особенностями морфологического и анатомического устройства, но мало связаны с объемом тела и составом туш. Поэтому биополе имеет неопределенные размеры в широком диапазоне показателей репродукции. Верхний предел очерчен породными показателями, а нижний означает полную потерю способности к воспроизводству.

Итак, нижняя ветвь есть не просто цепь показателей, их располо­жение отражает онтогенез животного от рождения до взрослого со­стояния. Эти размеры животного связаны с поверхностью тела: тол­стокожие свиньи не только менее скороспелые и более крупные, но и менее чувствительны к изменениям среды по сравнению с животны­ми нежного или рыхлого склада. Это один из факторов биоэнергети­ки. Другой фактор в том, что общая энергетическая емкость организ­ма довольно одинакова у животных одного размера, и в этом случае часть энергии на поддержание жизни у разных животных почти оди­наковая, различия будут обусловлены только конституциональными особенностями. Оставшаяся, избыточная часть энергии расходуется на продуктивность и адаптацию к конкретному способу существова­ния (размер группы, теснота размещения, гиподинамия и пр.).

В стадии максимального покоя большая часть энергии тела, полу­чаемой с кормом, расходуется на продукцию — приросты, желатель­ную для человека структуру туши и т.п. В результате искусственного отбора преимущество в генотипе получают группы генов, ответствен­ные за развитие новых признаков, которые формируют новый тип внутритканевых процессов, отбирая энергию на их осуществление. В итоге высокая скороспелость и высокая мясность свиньи должны идти или за счет дополнительного потребления получаемой с кормом энергии, или за счет энергии на поддержание жизни в конкретных условиях и способах существования.

Возможности первого пути ограничены морфологией ЖКТ и хо­зяйственными условиями. Поэтому в основном эти реакции идут за счет эйергии на адаптацию, а в результате снижается жизнеспособ­ность. Однако это перераспределение энергии ограничено консерва­тизмом конституции, поэтому возможности повышения продуктив­ности далеко не беспредельны, и это проявляется в селекционном плато. Всегда новые, более ценные по продуктивности генотипы тре­буют для своей максимальной реализации новых, более дорогих ис­точников кормовой энергии.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *