Кто будет контролировать химикаты и удобрения?

Содержание статьи:

По мнению депутатов, контроль пестицидов и агрохимикатов сегодня практически не ведётся, и вести его, по сути – некому. Поэтому депутаты просят вернуть контролирующие функции Россельхознадзору, как это и было до 2011 года.

Орловские депутаты считают, что в условиях, когда рынок СЗР остался бесконтрольным, невозможно соблюдать Доктрину продовольственной безопасности. До 2011 года надзор полностью осуществлял Россельхознадзор. В его обязанности, среди прочих, входили и функции контроля качества готовой продукции, выращенной при использовании агрохимикатов и пестицидов. Однако в 2011 году контролирующие функции были перераспределены. Само ведомство осталось ответственным за ветеринарный надзор, то есть контролирует корма для животных, а также борется с насекомыми – паразитами и грызунами в сельскохозяйственном помещении.

Прежние же функции были переданы другим надзорным ведомствам, но ясность – кто и что должен контролировать, до сих пор так и не возникла.

Ни одно из ведомств, по мнению орловских депутатов, не берёт на себя решение главной проблемы: контроля над соблюдением регламента применения химикатов, а также борьбы с их фальсификацией. Возникают закономерные вопросы:

  • кто должен контролировать процесс обработки сельхозугодий пестицидами?
  • кто следит за тем, чтобы не использовались контрафактные химикаты?
  • кто проверяет, не истёк ли у них срок годности?

Видимо, чётко и ясно в законодательстве об этом ничего не сказано. Россельхознадзор утверждает, что теперь это не относится к его компетенции, но и другие федеральные ведомства такую работу не ведут. Ситуация явно требует корректировки, ведь площади обрабатываемой химикатами земли постоянно увеличиваются, количество применяемых удобрений растёт на десятки процентов в год. А контроль, по-видимому, практически отсутствует. Есть и побочная проблема отсутствия контроля: склады и свалки СЗР, оставшиеся со времён СССР. Такие объекты имеются в каждом регионе, и вопрос с ними также следует решать, ведь свалки и склады – огромная потенциальная опасность для окружающей среды.

Об одном неисполненном поручении

Поручение президента России Владимира Путина Минсельхозу об обеспечении Россельхознадзора соответствующими полномочиями должно было быть выполнено ещё до конца марта текущего года. Однако полностью оно выполнено не было. Почему же? Как сообщили газете «Известия» в самом министерстве, поправки в закон о безопасности СЗР были внесены, однако Минэкономразвития и Роспотребнадзор возражают против их принятия.

Почему же? И что вообще произошло?

Минсельхоз внес ряд поправок в действующий закон о безопасном обращении с СЗР, однако дело застопорилось, поскольку другие федеральные ведомства, такие, как и Роспотребнадзор и Минэкономразвития положительного отклика на вносимые поправки не дали. Срок принятия решений по соответствующему документу продлён до конца текущего года.

Почему у федеральных ведомств отсутствует консенсус по вопросу контроля над агрохимикатами?

С августа 2011 года основные контролирующие функции были отданы непрофильным федеральным ведомствам, которые должны были вести госнадзор. Таким ведомством стал, например, Роспотребнадзор, по мнению которого, с работой он полностью справлялся, а меры контроля, применяемые им сегодня, и так достаточны.

Минсельхоз предложил разделить полномочия, с тем, чтобы каждое ведомство занималось «своим» видом госнадзора, в котором оно наиболее компетентно.

То есть:

  • контроль и надзор в плане санитарно-эпидемиологических мероприятий, продолжал бы выполнять Роспотребнадзор;
  • а другой аспект контроля (карантинный и фитосанитарный) был бы поручен профильному ведомству – Россельхознадзору.

Однако, поправки к закону оказались несколько сырыми, причём, по-видимому, именно в юридическом смысле. Так представители Россельхознадзора сетуют в СМИ, что в определении и описании функций фитосанитарного и карантинного надзора ничего не говорится о СЗР. Вот, например, в основном законодательном документе, которым руководствуется ведомство, законе «О карантине растений», видимо, вообще не употребляются термины «агрохимикаты» или же «пестициды». Тогда о каком естественном для ведомства виде надзора тут идёт речь? И как его осуществлять при отсутствии даже упоминания «предмета надзора» в документах, которыми руководствуется ведомство в своей работе?

Об этом же говорят и в Минэкономразвития. Закон «О карантине растений», на основе которого осуществляет свою деятельность Россельхознадзор — это закон об охране растений и о защите от попадания на территорию нашей страны различных карантинных объектов. А ведь прежде, чем возвращать ведомству определённые полномочия, именно их и надо прописывать в законе, регулирующем деятельность этого ведомства.

Контроль Средств Защиты Растений

Закон же о контроле нужен, и срочно. Сегодня на возобновлении профильного надзора настаивают российские производители и сам Россельхознадзор.

Получилось так, что Россия сегодня – единственная страна, где контроль над обращением пестицидов практически никак не ведётся. Пресс-служба Россельхознадзора рассказала газете «Известия», что за год в стране используется 65 тысяч тонн пестицидов и 2.5 млн. т прочих агрохимикатов. Это очень и очень много, а вот с контролем над ними всё обстоит далеко не так хорошо.

В Национальном союзе производителей овощей также настаивают в интервью на восстановлении профильного надзора, утверждая, что зарубежные производители пользуются СЗР, запрещёнными в нашей стране и представляющими явную опасность для здоровья людей. Однако такие средства позволяют выращивать более дешёвые овощи и значительно продлевать срок их хранения.

Большинство пестицидов на рынке России – контрафакт?

Возможно, что чем больше пестицидов используется в АПК, тем в большей опасности оказывается население. И уж тем более, когда большинство СЗР – поддельные.

Журналисты поинтересовались, каким годом датирован ГОСТ о пестицидах, на который ориентируются наши ведомства при осуществлении надзорных мер?

По данным, предоставленным газетой «Столетие», используемый ГОСТ относится к 1978 году. А ведь с тех пор номенклатура расширилась на несколько сотен наименований. Более того, созданы абсолютно новые категории агрохимикатов с абсолютно новыми свойствами. Но и это не самое печальное. Как отмечает эксперт, работавший в прошлом в Минсельхозе, а сейчас занимающий должность замглавы компании, соблюдается стандарт лишь от случая к случаю. А вот в Белоруссии, странах Закавказья и некоторых странах Средней Азии стандарты соблюдаются намного строже.

Есть ещё одна проблема. Чтобы полностью контролировать выращенный урожай на предмет его экологической безопасности, производители должны потратить 400 – 500 тысяч рублей в год. Понятно, что по силам это далеко не всем предприятиям АПК.

Спрос же на СЗР продолжает расти. Основная причина этого – резкое снижение плодородия почв. А плодородие снижается из-за крупных проблем в агротехнике, заложенных ещё во времена СССР. Прошли годы, но последствия мы в полной мере ощущаем лишь сейчас. К таким проблемам относится «освоение целины», оказавшееся, возможно, в долгосрочной перспективе катастрофичным для биоценоза, устранение травопольного севооборота, огромное количество использованных химудобрений, вырубка защитных лесополос, устранение из сельхозоборота огромного количества перспективной земли, что привело к экспоненциальному росту числа полевых вредителей, которых пришлось в свою очередь уничтожать огромными дозами ядохимикатов.

Пестициды нужны, но денег на качественные продукты у большинства хозяйств, по-видимому, нет, поэтому они вынуждены пользоваться более дешёвыми средствами, часто оказывающимися далеко не безопасными.

Есть ли выход из сложившейся ситуации?

Конечно, вести планомерную работу по восстановлению плодородия почвы, проводить мелиорацию, налаживать у нас в стране выпуск препаратов высокого качества — намного более затратное с экономической точки зрения дело, чем покупать импортные дешёвые пестициды иногда весьма сомнительного качества. Однако для сохранения здоровья населения — это вариант единственный. Сегодня же эксперты предлагают в интервью газетам следующие меры:

  • ввод новых стандартов под контролем государства;
  • обеспечение их беспрекословного соблюдения;
  • жёсткие меры при обнаружении подделок;
  • усиление таможенного, ветеринарного и фитосанитарного контроля.

Рынок СЗР России сегодня заполнен импортными средствами, более 90% которых может представлять проблему (демпинг, контрафакт и пр). Недостаточная же эффективность СЗР приводит к тому, что число вредителей продолжает расти высокими темпами. Такой бурный рост в последние годы отмечается в сельхозрегионах России — это Приволжский регион, Уральский ФО, Южный ФО.

Сегодня, пожалуй, практически невозможно проверить соответствие ввозимых в Россию средств их сопроводительным документам. А это значит и то, что определить влияние агрохимикатов на готовую сельхозпродукцию практически невозможно. Эксперты, занимающиеся экологической оценкой препаратов, считают, что нужно полностью менять нормативную базу, чётко прописать в ней все категории химикатов и условия, при которых их следует применять. По мнению экспертов, следует более точно установить функции государственных надзорных органов в этой сфере.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Комментарии (1)

  1. Ничего кроме как развести руками не остается. В отличие от человека, насекомые и бактерии куда быстрее получают новые колонии, прекрасно адаптированные к любым химическим ядам. Это же как антибиотики для фармацевтических компаний — чем дальше, тем страшнее, но зато денежная кормушка все шире и шире. Пестициды — это огромный бизнес в сфере химической промышленности, в которой всегда будут присутствовать грубые нарушения, когда речь пойдет о больших деньгах. Ведь неважно сколько нитритов содержится в купленных помидорах, главное что торговый вид имеют прекрасный и цену низкую. Остается только понадеяться на добросовестность хозяев сельхозугодий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *